Французский королевский парадный портрет

История парадных портретов французских королей начинается с работы художника Гиацинта Риго. Уроженец Монпелье, живописец в 1688 году получил работу в Версале, где перестал писать что-либо кроме портретов. В 1701 году художник Риго создал каноническое изображение французского короля — портрет был заказан заботившимся о блеске своего двора Людовиком XIV.

Портрет Людовика XIV стал образцом на долгие годы. Будучи первоначально барочной версией обычного портрета, он дал несколько новых черт изображению монарха. Во-первых, король на полотне Риго перестал быть простым человеком. Монарх стал чем-то промежуточным между дворянином и святым — изображен он во славе, с инсигниями и всеми знаками королевского достоинства. Во-вторых, портрет стал ростовым — фигура выдвинута вперед, она доминирует над зрителем. В-третьих, монарх на картине существует вне времени и пространства — фон, на котором он изображен, это не покои, не интерьер дворца, это — завеса времени, вечность, вся Франция, весь мир.

Манеру художника Риго закрепил Луи-Мишель ван Лоо, модный портретист XVIII века. Его кисти принадлежат сразу несколько версий портретов Людовика XV — множественность картин понятна, поскольку фигура короля должна была украшать сразу несколько официальных учреждений, дворцов, и, по всей вероятности, никто не мог бы справиться с этим лучше, чем автор оригинального портрета. Художник ван Лоо освежил канон Риго — он отказался от преобладания алого в пользу эффекта свечения, исходящего от фигуры правителя.

В манере ван Лоо выполнен портрет следующего короля Франции — Людовика XVI, внука «короля-солнце» Людовика XIV. На этом монархе прервется существование так называемого «старого режима». Людовик XVI некоторое время будет править «милостию Божией и в силу конституционного закона», из суверена Франции и Наварры превратится в «Короля французов». Однако портрет, приуроченный к коронации, не фиксирует будущих потрясений. Художник передает величие непокоримой и непобедимой французской монархии. Полностью отказавшись от алого, Жозеф Зигфрид Дюплесси использует королевские цвета — небесно голубой, золотой и белый. Фигура монарха парит, уверенный взгляд устремлен вдаль, рука небрежно придерживает скипетр, опертый на престол.

«Клятва в зале для игры в мяч»
ненаписанная картина Жака-Луи Давида
Время республики становится временем классицизма. Барокко уходит со сцены, а жанр парадного портрета за ненадобностью исчезает. Но покой его оказывается недолгим — с момента создания Империи необходимость в изображении монарха во славе снова возникает, оказываясь необыкновенно острой. Право писать правителя получает Франсуа Жерар, ученик Жака-Луи Давида, член революционного конвента. Художник Жерар, не отказываясь от принципов барокко, переосмысливает парадный портрет в стилистике ампира — благо, ощущение апофеоза, величия и всеобщности характерно и для этого стиля.

С падением Наполеона I и восстановлением королевской власти династии Бурбонов Франсуа Жерар сохраняет свои позиции придворного живописца. Из-под его кисти выходят портреты сначала Людовика XVIII, а затем Карла X. Художник, не теряя общего духа ампира, в общем и целом, возвращается к манере портретистов «старого режима». Его короли — именно короли, они правители века XVIII, в них нет имперской славы, но присутствует дыхание древности.

Портреты последующих правителей — короля-буржуа Луи-Филиппа Орлеанского и нового императора восстановленной Империи Наполеона III — будет писать художник из Германии. Франц Ксавьер Винтерхальтер, модный художник, автор изображений почти всех принцесс, герцогинь и княгинь Европы, откажется от манеры своих предшественников. Его короли будут смотреть на зрителя, словно с дагеротипа высокого качества. Да, они будут окружены всей необходимой атрибутикой, да, формально их фигуры по-прежнему будут находиться вне времени. Однако величие потеряется — отчасти по желанию заказчиков. Так, монархи художника Винтерхальтера впервые «наденут штаны» — предстанут перед зрителем не в священных коронационных одеждах, а повседневном мундире — в нем не только придворный, но и парижанин, пробегая мимо Тюильри, нет-нет, а может и увидеть правителя своей страны — Божией милостью и в силу конституционного закона. ☙

Нужна ли монархия в современном мире?
Спорим в одноименном выпуске программы „Долгота ночи“
Передача доступна в iTunes — на странице подкаста „Долгота ночи“