Это молот, это серп, это наш советский герб

К 1922 году — времени образования из разрозненных фрагментов на территории бывшей Российской Империи Союза Советских Социалистических Республик — СССР — «советская геральдика» еще не сложилась. Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика — РСФСР — в подражание США обходилась печатью, используемой как герб. Однако объединенному государству рабочих и крестьян требовалась крепкая и значительная символика — ведь и амбиции у создаваемого СССР были крепкими и значительными.

29 декабря 1922 года на конференции делегаций от Съездов Советов четырех советских республик — Российской и Закавказской Федераций, Украины и Белоруссии — подписали сначала Декларацию, а затем и Договор, согласно которому было образовано «первое в мире социалистическое государство рабочих и крестьян» — Союз Советских Социалистических Республик (по странности составления документа первоначально это название писалось в кавычках). Спустя сутки Декларацию и Договор принял созванный I Всесоюзный Съезд Советов. Менее чем через месяц, руководствуясь §22 Договора, Президиум Центрального Исполнительного Комитета создал комиссию, которой препоручил сформулировать будущую Конституцию, а кроме того — разработать герб и флаг.

И с флагом, и с гербом возникли проблемы. На алом полотнище, как было определено в июле 1923 года, должна была располагаться эмблема нового государства — впрочем, не утвержденная. В ноябре того же года на флаг поместили окаймленную золотом алую звезду, золотые серп и молот, однако описание требовала отделения расположенных в крыже символов дополнительной золотой каймой. Окончательный рисунок флага, напоминающий знакомый советским гражданам, появился только 18 апреля 1924 года.

Создавать герб первого в мире социалистического государства было поручено художникам Гознака. Ситуация осложнялась тем, что, во-первых, у ядра Союза ССР — РСФСР — собственного герба так с 1917 года и не было; а во-вторых, — что «ветхие» принципы средневековой геральдики были отброшены, а новые прогрессивные принципы советской геральдики не были сформулированы.

Заказ на разработку государственного герба был передан художникам Дм. Голядкину, Я. Дрейеру, Н. Кочуре, В. Куприянову, А. Якимченко. К группе работников Гознака присоединился также Всеволод Корзун. Несмотря на поручение ЦИК, свой альтернативный проект исполкому представил и специалист-геральдист Казимир Дунин-Борковский. Он настаивал на сохранении традиционных форм — в частности, щита, — пусть и обрамленных мотыгами, лопатами, кирками и шестеренками.

Проекту Казимира Дунина-Борковского были созвучны эскизы художников Гознака. По сути, они представляли собой не столько герб, сколько логотип, эмблему — в центре ее, в большинстве проектов, располагался щиток с названием государства, а также серп и молот, вкруг этой минималистической композиции шли атрибуты — ленты, орудия труда, колосья пшеницы.

Проект Всеволода Корзуна поэтому стоял особняком среди других эскизов. Именно он приглянулся комиссии ЦИК и был взят за основу. 28 июня 1923 года секретарь ЦИК Союза ССР Авель Янукидзе направил в Гознак пожелания к будущему гербу и исправления к эскизу. Однако дорабатывать проект поручили не Всеволоду Корзуну, а работающему на Гознаке Ивану Дубасову.

По воспоминаниям Ивана Дубасова, главную трудность в переработке проекта составляло изображение земного шара, который, по пожеланию ЦИК, непременно должен был быть наклонен таким образом, чтобы видны были Европа и большая часть Азии. Для этого заведующий художественно-репродукционным отделом Гознака Владимир Адрианов передал художнику фотографию развернутого нужным ракурсом глобуса. Кроме того, он объяснил, как прочертить параллели и меридианы, а также упростить контуры континентов.

Другая проблема заключалась в том, что на гербе непременно должны были присутствовать переплетающие колосья ленты с девизом «Пролетарии всех стран соединяйтесь!» По распоряжению ЦИК, лозунг должен был быть воспроизведен на языках союзных республик — то есть на русском, украинском, белорусском, а также армянском, грузинском и «тюркском», как был определен современный азербайджанский. При этом — исходя из самовосприятия Союза как наднационального и внетерриториального — на эмблеме должен был сохраняться «задел» для увеличения числа лент и, соответственно, вариантов девиза.

Вариант, доработанный Иваном Дубасовым, был принят на второй сессии ЦИК 6 июля 1923 года. Чуть больше, чем через две недели, — 25 июля 1923 года — исполком уполномочил Гознак скорректировать изображение: лента была сделана единой, перевивающей и левый, и правый сноп пшеницы. 29 сентября 1923 года отпечатанные образцы герба стали рассылаться по ЦИК союзных республик, а также в заграничные учреждения Союза ССР. Описание эмблемы было окончательно установлена II Съездом Советов СССР 31 января 1924 года, который также принял первую союзную Конституцию.

Советские писатели о советском гербе