Коронация Александра II Николаевича

Объявление о коронации Императора Александра II

18 февраля (2 марта) 1855 года Император Николай Павлович, находясь в совершеннейшем сознании и успев попрощаться со всеми детьми и внуками, отдали Господу душу. Новым Государем стал его сын Александр Николаевич. Император принял страну в глубоком кризисе, в году изнурительной Крымской войны. «Мой незабвенный Родитель любил Россию и всю жизнь постоянно думал об одной только ее пользе, — сказали Александр II, выступая перед Государственным Советом на следующий день после кончины Николая I. —  В постоянных и ежедневных трудах Его со Мною, Он говорил Мне: „хочу взять Себе все неприятное и все тяжкое, только бы передать Тебе Россию устроенною, счастливою и спокойною“. Провидение судило иначе, и покойный Государь, в последние часы своей жизни, сказал мне: „Сдаю Тебе Мою команду, но, к сожалению, не в таком порядке, как желал, оставляя Тебе много трудов и забот.“». Коронация будущего царя-реформатора прошла в Московском Кремле спустя полтора года — 26 августа (7 сентября) 1856 года.

Вечером 14 августа августейшие особы прибыли в Петровский путевой дворец. Александр Николаевич стал первым российским монархом, прибывшим на коронацию по железной дороге.

17 августа торжественная процессия прошла вдоль Тверской улицы, в колонне шествовали всадники Собственного Его Императорского Величества конвоя, представитель азиатских туземцев, русские дворяне в мундирах 1812 года, Императорская свита. Государь ехал верхом, его окружали Кавалергардский и Лейб-гвардии конный полки. Под пушечную пальбу и колокольный звон процессия прошла под Триумфальными воротами. Вдоль Тверской стоял «блистательно-воинственный» фронт войск. «Если радость может иногда достигнуть до степени единодушного восторга, у целого полумиллиона людей, — писали „Московские ведомости“, — то редкий пример этого виден был сегодня, между всеми нами, постоянно и временно живущими в Москве».

За три дня до самой церемонии герольды на Красной площади начали торжественно зачитывать объявление о коронации и раздавать приглашения. Священное Коронование было назначено на 26 августа — день Бородинской битвы. Пропуск в Успенский собор, где должно было пройти таинство, получили лишь первые лица Империи и почетные иностранные гости — остальным предстояло узнавать об основных этапах церемонии по пушечным выстрелам и колокольному звону.

По окончании Божественной Литургии 26 августа Император в полном облачении вышел на Красное крыльцо Кремлевского дворца. Он троекратно поклонился собравшемуся народу. Хотя московское лето в 1856 году было холодным и пасмурным, день коронации выдался солнечным. Под громогласное «ура» Государь направился в Кремлевский дворец.

По окончании церемонии был издан Высочайший манифест, даровавший амнистию оставшимся в живых декабристам, петрашевцам, участникам польского восстания 1830–1831 годов.

За днем Священного Коронования — вплоть до 17 сентября — продолжились масштабные праздненства. Официальные приемы проходили в частном порядке, а для народного праздненства — торжество на Ходынском поле было назначено на день рождения наследника престола, 8 сентября, — было заготовлено около 12 тысяч кур, 3 тысяч баранов, 3 тысяч пудов ветчины, 900 пудов колбасы, более 65 тысяч пирогов, ватрушек, калачей. Развлекать собравшихся предполагалось катальными горами, воздушными театрами, балаганами, конскими ристалищами, качелями.

Когда Александр II прибыл на Ходынское поле в специально построенный Царский павильон, все уже было съедено и выпито. Государь проездил по полю около четверти часа и был поражен опустошением. Затем, едва над павильоном был поднят флаг, все окрестные фонтаны наполнились вином и медом. Народ повалил деревья вокруг и в течение нескольких минут. Несмотря на проливной дождь, на Ходынке собралось 150 тысяч человек. Уходя, представители народа брали себе что-нибудь на память — ножки столов, ветки деревьев. Особенной популярностью пользовались черпаки для питья вина из фонтанов.

17 сентября праздненства завершились фейерверком на Лефортовском поле. Более 20 минут в небе под хор и оркестр рассыпались снопы искр. Впервые был исполнен гимн «Боже, Царя храни».