О сексуальной объективации

Vote! © Gil Elvgren, 1958

На фоне гремящих скандалов в обществе и в медиасреде, касающихся феминизма и боди-позитива, обращаемся на страницах «Журнала для всех» к вопросу сексуальной объективации

Начнем с простого. Сексуальная объективация — то есть представление человека в качестве предмета, буквально тела как объекта удовлетворения потребностей — это плохо. Это отвратительно, безвкусно, оскорбительно. А теперь перейдем от констатации этого факта к противоречиям, которые не дают отказаться от существования этого постыдного феномена или просто прекратить обращать на него внимание.

Для начала, давайте порассуждаем, а в каких случаях публичная демонстрация обнаженного (или полуобнаженного) тела в различных провокационно-соблазнительных позах будет примером сексуальной объективации, а где нет? Обратимся к «профессионалу» в этой сфере, известному блогеру (к слову, отметим, вне образа — очень разумному человеку):

NN якобы борется с сексуальной объективацией женщин, а сама фотографируется в трусах. Лицемерие и двойные стандарты! <…> Суть объективации не в обнаженном теле как таковом. А в восприятии женщины как набора функций, товара, украшения, как инструмента для удовлетворения мужских желаний. <…> Объективацией было бы, если бы я считала основной своей ценностью е*абельность и оценивала себя через исполнение мной каких-нибудь «женских функций». <…> Я могу сфоткать себя в трусах (или без) и это не значит, что я отношусь к себе как к объекту, а не как к человеку. И это не сделает меня менее феминисткой. Разве что феминисткой, у которой есть фото в трусах. Или без 🙂

Согласившись с тем, что человек не сводится к своему телу, однако, не оставим без внимания некоторую небезупречность аргументации.

Итак, во-первых, есть вещи повыше феминизма — и это, как бы так сказать, права человека вообще. И как терроризм, согласно известному высказыванию, не имеет религии, предполагаем, что и сексуальная объективация не имеет гендера. Иными словами, она дурна всякая, и выделять отдельно женскую составляющую — такой же элемент гендерной дискриминации, как убийство белых фермеров — это проявление расизма со стороны африканцев.

Во-вторых, действительно, автор строк может себя фотографировать как угодно, что при этом не означает, что он относится к себе, как к объекту. Но здесь имеет смысл уточнить, как это фото воспринимается другими. Да, тут у каждого своя мера испорченности, даже и спорить нечего, однако это работает и в рекламе пылесосов «сосу за копейки». Нет никакой гарантии, что девушка, которая держит табличку «сосну каждому» в рекламе новогодних елок, относится к себе, как к предмету, нисколько. Как к предмету к ней относится зритель, а рекламодатель использовал такой образ потому, что таковой… привлекает внимание.

И вот тут-то мы и находим пример того, что некие недоброжелатели назвали лицемерием. Полуобнаженная фотография, да еще и в соблазнительной позе, которая не дает всех подробностей, так сказать, в своем квадратном усечении, провоцирует вполне конкретную категорию пользователей на клик. И это та же категория пользователей, которой небезразлична реклама «сосну каждому». То есть, в целом, нельзя не предполагать, что львиная доля подписчиков конкретного блогера, определенная доля лайков и прочего связана не с глубокомысленными рассуждениями, а, напротив, именно с тем, что блог привлекает внимание фотографиями «себя настоящей». «В трусах. Или без 🙂».

Однако все выше сказанное нисколько не направлено на, прости Господи, шейминг указанного блогера. Напротив! Пусть развивается, пусть радует подписчиц рассуждениями о месте женщины в современном мире, а некоторых подписчиков (безусловно, достойных во все времена порицания) фотографиями обнаженной натуры. Вывод здесь совершенно другой.

Хотя сексуальная объективация — это, повторюсь, плохо, спрос рождает предложение. И участвовать в такой рекламной кампании — это дело добровольное. Одна девушка согласна «продать» свое лицо лишь тому бренду, который согласен «пересесть с иглы мужского одобрения…» Кому-то это нравится, кому-то не нравится, продажи — рост их числа или падение — всех рассудят. Другая девушка снимается в рекламе «сосу за копейки» — и это тоже ее право. Дальнобойщикам нужны pin up girls, есть те девушки, которые служат моделями для таких рисунков. Есть, в конце концов, порнография (вот уж объективация обоих полов в высшей степени!) — и на нее есть спрос, никто не предлагает ее крутить в prime time по центральному телевидению, но и запрета оной всегда и везде, для определенных… пользователей быть не должно! Собственно, из соображений все той же свободы — нравится нечто или не нравится, а самовыражение, пусть и такое, имеет право на существование.

А вопросы обращений к бренду за бесплатными наборами лежат в плоскости товарно-денежных отношений, правил коллаборации и к феминизму не имеют никакого отношения.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции