Клятва в зале для игры в мяч

Композиционный набросок

20 июня 1789 года радикальная группа депутатов от третьего сословия Генеральных штатов, объединилась в Национальное собрание и принесла торжественную присягу. Собравшиеся поклялись не прекращать работу, пока не произойдет изменение государственного строя и Франция не получит конституцию. За это проголосовали 576 депутатов.

Национальное собрание, считая, что поскольку оно призвано определить Конституцию Королевства, осуществить восстановление общественного порядка и поддержать истинные принципы монархии, то ничто не может ему помешать продолжать свои совещания в любом месте, где бы оно ни вынуждено было обосноваться, и, наконец, что повсюду, где собрались его члены, там и находится;
Национальное собрание постановляет, что все члены этого Собрания немедленно дадут торжественную клятву никогда не расходиться и собираться повсюду, где того потребуют обстоятельства, до тех пор, пока не будет определена и утверждена на прочном основании Конституция королевства, и что, дав упомянутую клятву, все члены и каждый в отдельности подтвердят это непоколебимое решение своей подписью.

Спустя год Жак-Луи Давид, прозванный «художником Революции», приступает к работе над грандиозным проектом: на полотне размером 10×6 метров должна была быть размещена документальная композиция, изображающая  в натуральную величину всех участников события столь важного для молодой республики.

Автор провел монументальную по своим масштабам подготовительную работу: кроме композиционных и портретных набросков он взял интервью у значимых политических деятелей, участвовавших в присяге. Важно было все — от места человека в зале, до одежды в которую тот был облачен в памятный миг. Будущее полотно должно было показать все то волнение и торжество единства воли, которые и привели к революции.

Художник обратился к Обществу друзей Конституции — более трех тысяч его членов должны были получить эстампы и эскизы будущей картины в обмен на финансовую поддержку работ по ее созданию. Однако, полученных таким образом денег не хватало, а на помощь со стороны государства надеяться не приходилось.

Увы, но политическая обстановка во Франции оказалась недостаточно устойчивой, чтобы подобный замысел смог успешно совершиться. Единство воли, символом которого и должна была стать картина было немыслимо к 1792 году, когда Национальное собрание уже разделилось на консерваторов и радикальных якобинцев. К тому моменту многие из запечатленных на картине депутатов лишились героического ореола и были обвинены в предательстве, а в дальнейшем и казнены.

Цитата по изданию: Документы истории Великой французской революции: Учебное пособие.— Т. 1.— М.: Изд-во МГУ, 1990. С. 33–34.